• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:47 

Единственный друг

they stay down deep



Единственный Друг


Фандом: APH
Пейринг: Рашка/Дойцу вот это поворот
Рейтинг: я хз, если честно
Размер: Мини
вроде все с шапкой

Как же я люблю тебя, как сильно люблю тебя. Люблю. Всем своим сердцем. И ненавижу. Тоже, всем сердцем. Мы всегда любили друг друга, и всегда ненавидели. Поставленные друг против друга, на полях битвы. Выжить должен был только один, сражаясь насмерть с противником. Я не осуждаю тебя за это, но и не восхваляю. Моё сердце до сих пор ненавидит тебя, но и любит. Ты был единственным, кто был достоин меня. Был единственным достойным противником, но мог бы стать моим соратником, моим другом, или чем-то большим, чем друг. Всё началось тогда, с первого выстрела, с первой жертвы, с рассвета, загорающегося над Брестом. Говорят, там никого не осталось. Ты хотел стать сильнее, хотел чтобы твоему командованию подчинился весь мир, а небо и звезды воспели бы твоим героям хвалебные оды. Но этого не случилось. Твои герои не оправдали надежд. Я же хотел защитить то, что имею, то, что осталось на пепелище костра, в котором погибли все, кого я когда-либо любил, те не в чем неповинные люди, которые мне улыбались, которые стояли со мной в очередях в магазине, с которыми я делил скамейки в парке напротив моего дома, с которыми вместе аплодировал в театре. Они все погибли, и теперь, мы ступаем по костям, по осколкам империй, которые оставили позади себя наши генералы. Я ненавижу тебя. Я мог бы вырвать бьющееся сердце прямо из твоей разорванной в клочья груди, и заставить тебя смотреть на это. Мог бы выколоть тебе глаза, и оставить умирать одного посреди бескрайнего поля. И прежде чем, нанести мне ещё один удар, спроси себя: -"Хотят ли русские войны?" Хотят ли русские войны. Нет, не хотят. Но хотят мести, хотят крови, хотят отмщения за все зло, что ты причинил нам!... Но я... Я не хочу убивать тебя. Хотя знаю, что это необходимо, что это н е и з б е ж н о. Таков истинное значение слова "фатализм". Именно это и пугает меня, печалит меня, заставляет меня сжиматься от горя, от боли, от... С О С Т Р А Д А Н И Я к своему злейшему и опаснейшему из врагов, способному уничтожить меня в любую секунду. Но мои тылы крепки, а солдаты не смыкают глаз охраняя мою ставку. Однажды, под Москвой ты хотел узнать, какова моя ненависть, какова моя жестокость на вкус. Так попробуй её, вкуси её, выпей до дна чашу моего праведного гнева, мой главный противник, любимейший из моих врагов, бесчисленных, как травы земные. И я с радостью раскрою для тебя свои смертельные объятья, когда ты прильнешь к моей груди в поиске защиты от того монстра, которого сам же и породил. Моя армия нацелит на тебя все свои орудия, аккуратно раскроет тебе ковровую дорогу из противотанковых мин, и тысячи партизан готовы будут с радостью закопать тебя живьем в мерзлой земле моей Родины, которая станет тебе мягче лебяжьего пуха. Знай, мой недруг, о том, что моя ненависть имеет другой характер, нежели твой. Но зачем говорить об этом, когда мы расставили точки над "и". Пора заканчивать этот гимн нашей ярости и славе. Вот, загорается новый рассвет и близится последняя битва. Я вдыхаю весенний воздух, но не чувствую легкости и свежести, присущей ему, не чувствую ничего кроме запаха пороха и пыли. И теперь, на выжженной солнцем и пропитанной кровью бесчисленных наших с тобой жертв земле я вижу простой неказистый цветок -предвестник начала новой жизни. Я ступаю вглубь города, вглубь этой пропитанной насквозь ложью и гнилью столицы. Я ненавижу её и одновременно люблю, как и ты не ненавидишь и одновременно любишь мой дом. Страстно любишь, как не любит никто другой, кроме тебя. И в глубине души мы знаем, что нет городов красивее, чем те, что мы должны превратить в руины, стереть с лица земли, и не оставить ни единого напоминания о их скоротечном бытие. Это серая аскеза лабиринта из идеальной геометрии улиц, эти кроваво-алые штандарты и хоругви с запретным символом, который мне не дано принять, этот устрашающий и одновременно вселяющий гордость и благоговейный трепет германский орел, в чьих лапах лавровый венец истинной славы. Я должен опалить его крылья, дабы он больше никогда не поднялся под облака. Нет, никогда более. Всё это так же желанно мне и так же запретно, как и багряные остроконечные звезды над моим домом, как брызги северной зори, как золотые купала церквей, как безумный колокольный перезвон, как языческая пестрота полевых цветов и улиц, как мой родной язык, такой плавный и раскатистый, словно волны, как моя душа, уже возлюбившая тебя так, что была готова отдать себя на растерзание, и ты, не пощадил бы её... Нет, не пощадил бы. Однажды, ты видел мой город на семи холмах. Вот он, твой желанный Третий Рим, и чтобы ты не говорил, мы оба знаем, что для тебя нет города, краше и дороже него. Запретный плод всегда сладок, не так ли? Но я не отдам его тебе, если нужно, я устрою блокаду, я сожгу свое сердце, и костер этот воспылает до небес, ещё ярче и ещё краше, чем во времена Наполеона. И вправду ты единственный кто достоин меня, а я единственный, кто достоин тебя. Я не желаю твоей смерти, я лишь хочу... прикоснуться к тебе. Попробовать на вкус твои губы. Интересно, они такие же горькие, как летний дым, как запах полыни? Ведь разве есть что то плохое в том, чего мне хочется, чего мы жаждем уже так долго, но всё это время пытаемся отрицать, скрываться за лживыми улыбками и пустыми словами, формальными фразами. Разве мы не достойны чего то большего? Однажды, ты сказал, что станешь сильнейшим и покоришь весь этот мир, и ты разрушив его, возведешь его заново, превратив этот хаос в идеально слаженный механизм. Но тебе не суждено этого сделать. Как и мне, наверное. Потому что мир, никогда не захочет принять нас. Но я знаю, что если это случиться, то я посвящу свою победу тебе -единственному, кто мог победить меня и поставить на колени. Я иду сквозь туман по этому городу, я слышу, как под моими ногами хрустят камни, бывшие когда то частью помпезных зданий. Таких же серых как это небо, таких же абсолютно идеальных. Тем не менее, мне радостно, что я ворвался в твой мир, подобно тому, как и ты ворвался в мой. Ты знаешь, что я хочу сделать то же самое, что хочешь ты. Нам не нужно пытаться найти общий язык. Это не нужно, ибо мы итак истинно подобия друг друга, неотъемлемые части единого целого, разрушенного и сломленного нашими завистниками и злопыхателями, дабы единожды разделенные, никогда больше не слились, а лишь тянулись друг к другу, в жалкой попытке обрести успокоение. По этой причине, если мы решили уничтожить всё то, что нам мешало. Но мне больше не угоден твой замысел. Поэтому я буду тем, кто так же, как и ты разрушит его и построит заново, камень за камнем, стяжек за стежком, я исправлю всё, что ты сотворил. Я придам этим идеям новую обложку, но суть останется прежней. Это одновременно печалит и одновременно веселит меня. Тем не менее невозможно заставить любить, но зато, возможно заставить уважать, подчинить тебя полностью, и тогда, уже ты будешь стоять на коленях. Я хочу чтобы вместе мы построили новый мир, новую империю, покорившую бы себе всё, что есть под Луной, в которой не было бы ни боли, ни страдания, ни раздора, ни голода, ни болезней, ведь мы оба так хотели этого, но путь выбрали каждый свой.Ты выбрал Путь Разума, я Путь Любви, и каждый раз, мы моги бы объединиться, знаешь. Но мы слишком горды, чтобы поступиться собственным мнением и протянуть друг другу руки. Там, в чертогах нашей памяти, в потаёных комнатах наших душ, мы хотели, да, хотели, взявшись за руки, пойти по Пути Мудрости. Но ни чему этому, увы, не суждено случиться. Ибо я иду по твоим следам, я чувствую запах твоей крови, такой сладкий, такой желанный. Такой З Н А К О М Ы Й. Он заставляет меня усомниться в моём решении. Но я должен оставаться непреклонным. Сейчас или никогда. Я больше не поколеблюсь. Звук моих шагов тает и теряется посреди всеобщего шума. Ты знаешь, я помню твое лицо слишком хорошо, чтобы допустить ошибку. Вдруг, я слышу твое дыхание, ты ранен, но совершенное мной резкое движение выдаёт меня и ты кидаешься в бегство. Странно, ведь ты не привык отступать. Что же заставило тебя принять такое решение? Может быть, ты знаешь, что уже обречен, но всё равно питаешь надежду на спасение. Твои шаги отдаются эхом, сквозь пространство улиц. Я следую за тобой словно тень. Ты достаешь пистолет, и стреляешь, но промахиваешься. Я чувствую, как смерть проходит мимо меня. Крутишь барабан и стреляешь снова. Я делаю тоже самое, копируя твои движения. На на минуту ты исчезаешь из моего поле зрения, но вдруг, я вижу ваш силуэт. У меня нет времени на то, чтобы прицелиться. И я решаю стрелять наугад. Я бросаюсь за тобой, в секунду взвожу курок... Выстрел. Я попадаю тебе прямо в сердце. Забывая, что оно тоже, как и моё может страдать и чувствовать. Похоже, за долгие годы войны я забыл, что оно такое же как моё, или даже больше -часть моего. Странное чувство своего абсолютного превосходства Всё получилось так, как будто я стреляю по мишеням на стрельбище. Будто ты больше не человек. Мы оба больше не можем называться людьми, пройдя через этот Ад. Я не верю, не могу поверить в то, что сейчас, в эту секунду я... одержал победу над самым опаснейшим и коварных из всех моих противников, разрушил его грандиозные планы, втоптал в грязь его эго, его желания, надежды и мечты. Его пронзенное пулей очертание застывает на мгновение и ты падаешь оземь, не в силах устоять на ногах от слабости и боли. -Мой выстрел... он был... смертельным? -спрашиваю я себя, но в ответ мне лишь сбитое дыхание, я иду на звук и вижу тебя. Такого, какой ты есть. Без купюр, без фальши, без той прекрасной формы, и улыбки-оскала, вселяющий ужас в сердца простых смертных. -Ещё один выстрел и дело с концом, -я ухмыляюсь, но что то не даёт мне завершить начатое. Не дает исполнить мечту отмщения. Может быть, потому что это очередная ложь. В бездне моего нескончаемого одиночества я жажду совершенно другого. Твои губы дрожат, и ты тянешь мне руку, наверное, мне следовало пристрелить тебя, но вместо этого я сажусь на колени, сбоку от своей новоиспеченной жертвы, и беру за руку. Ты корчишься от боли, и не можешь подобрать слов. Но мне не нужны твои слова. Мне нужно нечто другое. Ты пытаешься выговорить что то, но давишься собственной кровью. Вот они, твои последние минуты. Думаю, ты не ожидал такой смерти. Если бы ты и должен был умереть, то только на самом пике, так же мощно и так же великолепно, словно Зигфриг, в части "Гибель Богов", прибрав в могилу вместе с собой всех асов из Асгарда, но вместо этого ты умрешь как и все остальные, которых отправил на верную смерть. Осталось совсем немного перед тем, как ты исчезнешь, и станешь прахом, напоминанием о моей великой победе и о моём великом поражении, самым трагичным из всех, что я вынужден был пережить. Ты крепче сжимаешь мою руку, и смотришь в глаза. Нам не нужны слова и свидетели. Я не хочу, что бы всё это превратилось в фарс. Я смотрю в твои глаза и растворяюсь в них. Они такие глубокие, такие бездонные, словно небо. Я не могу охарактеризовать их, их цвет -совершенная берлинская лазурь. Единственный отголосок мирного времени, отголосок нашего совместного прошлого, того, что мы пережили в месте, я улыбаюсь тебе, а ты улыбаешься мне. Мой заклятый враг, которого я ненавижу, почему то, мне захотелось, продлить с тобой эту войну. Растянуть её на долгие годы, и наблюдать за каждым твоим движением и поступком. Мои губы тянуться к твоим, а ты всё так же продолжаешь смотреть на меня. Только вот я слишком слаб. Но вот, постепенно твоя рука слабеет, я пытаюсь удержать её, то тщетно, и пульс исчезает, и вскоре застывает последним вздохом на твоих губах. Но ты... ты всё так же продолжаешь мне улыбаться, и твои глаза ни сколько не меркнут, они становятся блестящими словно зеркала, в которых я вижу своё отражение. Ты улыбаешься мне. Концерт окончен, но я не сказал свою последнюю реплику, предпочитая безмолвие. В этот момент, что то ёкнуло в моем сердце. Это невыносимое чувство, чувство пронзительной боли в груди, чувство страшнейшей утраты. Кажется, что вместе с его смертью умерла некоторая часть меня. Ведь это невыносимо, когда умирает твой

Е Д И Н С Т В Е Н Н Ы Й Д Р У Г

@темы: #Hetalia, #почеркушки

13:09 

die Dunkelheit

they stay down deep



die Dunkelheit

Я открываю глаза, и вижу пустоту. Темнота. Она просачивается отовсюду, она заливает моё горло, прилипает к моей коже, мешает разомкнуться моим векам. Я задыхаюсь. Кажется, я поглощен темнотой, она поглотила меня. Моя рука тянется к горлу, несколько секунд я пребываю в прострации, заново учусь дышать, -Может быть, это и есть смерть? -мысленно спрашиваю я себя, но не нахожу ответа. Постепенно, мои глаза привыкают ко мраку, и я могу различить очертания своего тела. Но больше ничего. Я оглядываюсь по сторонам, но ничего не вижу. Лишь мрак и пустота. В глубине души, я был готов к такому финалу. Наверное, это плата за мои грехи, за все те страдания, которые я причинил людям. Кем бы они не были: моей семьей, друзьями, знакомыми, или прохожим, на которого я со злостью посмотрел. Да, это место -моя расплата. Наверное, именно так выглядит Ад... Я пытаюсь улыбнуться, но у меня не получается. Мне хочется убедить себя в том, что в этом есть свои плюсы. Ведь мне всегда хотелось И С Ч Е З Н У Т Ь . Я начинаю двигаться во тьму, мои шаги такие тихие, практически немые, руками я пытаюсь нащупать стену. В глубине души, мне бы хотелось, чтобы это были всего-навсего происки тех, кому не нравится моя идеология, моих врагов, узнавших, что ритуалы, которые я провожу приносят нам пользу, и имеют толк. Я пытаюсь нащупать стены, подпрыгнуть до потолка, дотронуться до пола, но тщетно. Там ничего нет. Тогда, я делаю глубокий вдох. Глупо полагать, что "После ненастья -солнце". Я останавливаю шаг. Возможно, я в самом центре этой пустоты, по крайней мере, мне бы хотелось так думать. Затем, в моей голове мелькает мысль, что это -сон. Один из моих кошмаров. Порождение больного разума. Ведь как говорят, сон разума порождает чудовищ. Но я не вижу здесь чудовищ, всех этих галлюцинаций и внутренних-образов. Они не нужны здесь. Ведь самое главное чудовище -это я. Я и есть свой самый опасный враг. Я пытаюсь рассмеяться, но не слышу своего смеха. Теперь, я всё больше убеждаюсь в том, что это сон. Мой сон, мой кошмарный сон. И всё что мне нужно сделать, для освобождение это П Р О С Н У Т Ь С Я. Избавится от этого кошмара, который вижу каждую ночь. Вот она -суть моего одиночества. Пустота. Ничего кроме пустоты. Что же тогда представляет из себя эта тьма? Кажется, я готов растворится в ней, я присоединяюсь к ней, становлюсь её частью. Принимая темноту, я принимаю ту часть себя, которую пытаюсь отвергнуть. Но мы должны быть едины. Ведь принимая её я освобождаюсь. На секунду я чувствую эффект свободного падения, я падаю в Неизвестность, и просыпаюсь. А колеса поезда всё продолжают стучать по шпалам свою однообразную песнь.

@темы: #почеркушки

10:32 

they stay down deep
Вчера мне приснилась моя бабушка. Мы стояли вместе в каком-то магазине с чешскими сувенирами, похожим на простые пражские лавки. Мне кажется, что во сне, она и была хозяйкой этого места. Она улыбнулась мне и поблагодарила за что то, а затем, спросила моё имя. Бабушка сказала, что у неё есть для меня подарок. Сначала я застеснялась, но затем сказала, что меня зовут Катаржина (да, у меня странное имя), тогда она открыла некую коробочку или ящик, и одела на меня это украшение, оно был в виде двойного цветка, и когда, его открываешь, то, видишь запись "С любовью" или что то связанное с благодарностью. А затем, она обняла меня и сказала, что рада, что у неё есть такая внучка как я. За день до этого сна, я организовывала вместе с мамой поминальный вечер. Наверное, моя бабушка была благодарна нам, за то, что всё прошло так, как она хотела.

14:02 

they stay down deep


П О Б Е Д А и П О Р А Ж Е Н И Е


Ганнибал не побеждает.

он выигрывает битву, но проигрывает войну. его уход - не та элегантная развязка, которую он ждал, не романтическое исчезновение в темноте, оставившее за собой шлейф тайн и загадок. он уходит с бойней.
Люди, которых Ганнибал бросает умирать в ночи, проигрывают битву, но побеждают в войне. каждый, кто сражался в его доме, пролил кровь и, возможно, умер, сделал это освободившись от иллюзий, вырвавшись из паутины манипуляций, исцелившись от яда, которым отравлял их Ганнибал.
Уилл, предупрежденный об опасности, мог бы не вмешиваться, когда Джек отправился на встречу с Ганнибалом. Джек, лишившийся вооруженной поддержки, лицом к лицу с опаснейшим серийным убийцей, мог бы никогда больше не ступать на порог этого дома. Алана, услышав звуки отчаянной борьбы и поняв наконец, каким чудовищем является Ганнибал, могла развернуться у порога и уйти.
Но Уилл следует за Джеком, когда тот идет на встречу со смертью, а Алана остается, взводит ствол пистолета и стреляет - и жмет, жмет, жмет на курок даже когда становится ясно, что Ганнибал вынул все пули.

ни один из них не выбирает быть слепым. все они выбирают быть храбрыми.

они не отдают Ганнибалу победу, отказывают ему в праве превратить человеческие существа в чудовищных хищников или беспомощную добычу.

Посреди разрушения и ужаса раскрывается уродливая грязная правда о Ганнибале Лектере. он не бог; он не притягательный искуситель человечества; он не прекрасный падший ангел. последний званый обед, в котором нет красоты и изящества. В котором нет поэзии. пустой и полный лжи - такой же, как и сам Ганнибал. Места преступления, которые Ганнибал обычно оставляет, это восхитительная, тонкая работа, произведения искусства руки художника, эстета, но не в этот раз - теперь это просто грязная животная бойня.

И он всегда будет проигрывать, потому что он охотится на тех, кто полон - полон любви и ненависти, желания и обиды, сострадания и надежды; на тех, рядом с которыми он - мутная неясная тень. даже умирая, его жертвы связаны друг с другом как солдаты, воевавшие вместе и вместе страдавшие; связаны своей решимостью потушить вспыхнувшую эпидемию чумы - Ганнибала Лектера, даже если это означает их собственную смерть. Эбигэйл, заложница его искусных манипуляций, заточенная в подвале его дома, приносит извинения Алане и Уиллу, только чтобы пойти наперекор желаемому сценарию Ганнибала.

Чтобы победить, он должен был низвести своих жертв до монстров, разрушить их сущность, вывернуть наизнанку. Но когда Ганнибал заглядывает внутрь, он не встречает монстров. он встречает вызов: готовность скорее сгореть заживо, чем быть обманутым. он встречает человечность, хрупкую, смертельную, прекрасную. он встречает в них все то, чем он сам никогда не будет, чего никогда не получит, никогда не поймет. и ни одна из его побед не сладка: у нее всегда остается горький привкус пепла.

Потому что когда маска человечности спадает с дьявола, герои не выбирают безучастие, уподобление или падение.

они выбирают сражение.

@темы: #Hannibal

20:56 

they stay down deep
Привет, первый день весны.

20:00 

they stay down deep
24.02.2014 в 13:51
Пишет ната-лето:

Laura Biagiotti Autumn (Fall) / Winter 2014


URL записи

@темы: #fashion

19:16 

they stay down deep


«Алхимические превращения образа»


1. Блистающий круг (гало) — в алхимии одно из воплощений духа золота. С ним, по легенде, пытался установить связь Фауст.
2. INRI — четыре буквы, начертанные в центре круга. Это аббревиатура латинского варианта арамейской надписи на кресте Иисуса: Iesus Nazarenus Rex Iudaeorum («Иисус Назаретянин Царь Иудейский»). У алхимиков она имела и другое значение: Ignis Natura Renovatur Integra («Вся природа постоянно обновляется огнем»).
3. На внешней стороне круга видна анаграмма: ADAM TЕ DAGERAM AMRTET ALGAR ALGASTNA. Ее смысл можно понять, только если правильно переставить буквы. Версий существует множество. Одна, например, такая: ADAM TЕ DAGERAM трансформируется в Adam te аdgeram («Человек, я приведу тебя»). Вероятно, имеется в виду процесс познания секретов алхимии. Что касается AMRTET ALGAR ALGASTNA, то ее легко превратить в Tangas larga latet am(o)r («Ты многого коснешься, любовь сокрыта»). Речь здесь может идти о любви к миру, которая подвигает человека к его познанию. Это аллюзия на слова апостола Павла: «Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, — то я ничто».
4. Череп — символ конечности земного пути и неизбежности посмертного воздаяния. Алхимик должен помнить об этом, дабы сознание исключительности своих познаний не ввергло его в грех гордыни.
5. Кольцо — аллегорическое изображение уробороса (змеи, кусающей собственный хвост). Это символ завершения Великого Делания алхимиков, то есть получения философского камня, способного превращать в золото любой металл.
6. Окно — граница между тремя мирами: земным, небесным и подземным (который проникает в жилище тоже через окно или дымоход). Что символизируют две тени, влетающие в него, можно только догадываться. Правая напоминает человека с опущенной головой, левая выглядит как огромная голова-привидение. Именно через окно дух проник в лабораторию Фауста.
7. Перст, принадлежащий духу золота и указующий на символ уробороса, символизирует, во-первых, магическую силу, поскольку в средневековой хиромантии она приписывалась именно указательному пальцу, и, во-вторых, ответственность ученого — носителя всякого, в том числе и сакрального знания.
8. Книга — символ учености.
9. На обеих руках алхимика прописано только по одному пальцу. Мизинец на правой — в той же хиромантии символ любви к наукам.
10. Большой палец на левой руке — это власть над духами.
11. Глобус — алхимический символ единства мира: у него нет ни углов, ни концов, он не расчленим на элементы. Это один из главных принципов герметизма: всякая сущность (живая или не живая) связана со всеми другими.
12. Фригийский колпак — атрибут алхимиков, символ внутренней свободы человека, познавшего тайны мира.



Доктор Иоганн Фауст — вовсе не герой народных легенд и не фантазия Гёте, а лицо историческое. Родился этот знаменитый мистик, чернокнижник и шарлатан, вероятно, в швабском городке Книтлинген около 1480 года и покинул земной мир в 1540-м. О его детстве ничего не известно, а о юности мы знаем только то, что поведал о ней сам Фауст своим современникам. Но поскольку все они в один голос говорят о нем как о бессовестном мистификаторе и обманщике, сведения эти никакого доверия не заслуживают. Фауст утверждал, что окончил философский факультет Гейдельбергского университета и получил степень магистра, а затем доктора философии. Но скорее всего никаких университетских степеней у него не было, и в молодости он служил сельским учителем в местечке Кройцнах на западе Германии. Оттуда Фаусту пришлось уносить ноги, поскольку его обвинили в растлении малолетних и содомии. Какое-то время он обретался в Краковском университете, считавшемся в то время центром оккультных наук, где якобы изучал «естественную» (белую) магию (хотя ее приемы мало чем отличаются от магии черной). В 1505 году мы застаем Иоганна путешествующим по Германии. Он выдает себя за алхимика и астролога, способного творить чудеса и предсказывать судьбу. Как сообщает в частном письме поэт Иоахим Камерариус, Фауст «самонадеянно говорил в большом собрании, что ничего достойного удивления в чудесах Христовых нет и он сам берется в любое время и сколько угодно раз совершить то, что совершал Спаситель». Постепенно об Иоганне пошла слава, что он чернокнижник и заключил сделку с дьяволом, который и наделил его способностью творить чудеса. Есть свидетельства, что в Венеции Фауст при большом стечении народа провел опыт по левитации. Вроде бы он даже оторвался от земли, но потом все же рухнул вниз, что, однако, никак не сказалось на его репутации мага. Фауст странствовал по замкам и городам в поисках богатых и доверчивых покровителей, которые готовы были финансировать его алхимические опыты по превращению неблагородных металлов в золото.
Однако, несмотря на всю изворотливость и умение использовать человеческие слабости, Иоганна в конце концов выводили на чистую воду и с позором изгоняли, или он сам от греха уносил ноги. Как пишет городской врач Вормса Филипп Бегарди, Фауст «хорошо умел получать или, точнее, выманивать деньги, а затем удирать, так что только и видели, как его пятки сверкали». Осенью 1540 года Иоганн прибыл в городок Штауфен и остановился в гостинице. Однажды ночью в его комнате раздались громкий хлопок и страшный вопль. Постояльцы были до смерти перепуганы и зайти в комнату мага решились только утром. Там они обнаружили безжизненное тело Фауста, «задушенного дьяволом». Вероятно, очередной его алхимический опыт закончился взрывом, и потерявший сознание «естествоиспытатель» отравился ядовитыми испарениями. Однако современники были едины во мнении — это воздаяние за грехи.
Со временем фигура Фауста обросла легендами, которые были очень популярны во всех слоях тогдашнего общества. В 1587 году вышла даже объемная книга «История о докторе Иоганне Фаусте» Иоганна Шписа, собравшего анекдоты и легенды о знаменитом чернокнижнике. Любили обращаться к его образу и литераторы XVII–XVIII веков. Но все они оставались в рамках устоявшихся представлений об этом персонаже. У Гёте же Фауст совсем другой. Это дерзкий ученый-романтик, обуреваемый желанием познать тайны мироздания и природу счастья, дабы одарить им всех обездоленных. Да, он продает душу Мефистофелю, но в конце концов выходит победителем из схватки с ним, доказав, что человек способен обрести счастье и без вмешательства потусторонних сил.
В этой же психологической тональности выдержан и офорт (гравюра на металле) Рембрандта под названием «Алхимик» (ок. 1652). Художник создал идеальный образ ученого, проникающего мыслью в тайны природы и бытия. Окружен он герметическими (алхимическими) символами. Неслучайно после написания первого варианта гетевской трагедии (1775) «Алхимика» стали называть «Фаустом». Гёте, видимо, тоже считал, что образ , созданный Рембрандтом, отвечает его Фаусту, и поместил гравюру на обложку первого издания части трагедии (1790). Существует несколько авторских копий офорта, разных по тону. Представленный здесь хранится в Государственном Эрмитаже.

@темы: #ART, #средневековье

13:21 

they stay down deep
Назначения от пульмонолога:
-мисикидки 100 кг из агипупы по 2р
-Люголь в синус 1з №15
-п7 Б SO%
1 к в 1р №25
-асяпутна 2т +20д
-обвыэвинасиси x8

И ВОТ КАК МНЕ С ЭТИМ К АПТЕКАРЮ ИДТИ!?



@темы: #just for lulz~, #part of life

09:51 

they stay down deep
Пишет ната-лето:

Elie Saab Haute Couture Spring 2015


URL записи


@темы: #fashion

20:16 

they stay down deep


Иероним Босх «Искушение святого Антония»


Среди произведений Босха особое место занимает триптих «Искушение святого Антония», написанный в 1506 году и находящийся сейчас в Национальном музее старинного искусства в Лиссабоне. Святой Антоний (ок. 251 — ок. 356) — один из самых почитаемых христианских святых, основатель первой монашеской общины. Двадцать лет он провел в египетской пустыне, где боролся с жестокими искушениями, посылаемыми ему Дьяволом. Но Босх, взявшись за создание живописного повествования о страданиях святого отшельника, почти не пользовался его житием. На триптих оттуда попали лишь два сюжета: искушение демоном сладострастия (правая створка) и низвержение Антония (левая створка: там изображено и как бесы возносят Антония к небу, и как падшего святого поднимают с земли братья-пустынники).
Центральная часть — это адские видения святого, которые, по мнению Босха, были главным источником его страданий. Говорят, Босх знал толк в галлюцинациях, отравляя свое сознание спорыньей — родом грибов, паразитирующих на злаках. Существует множество интерпретаций созданных Босхом инфернальных образов, но совершенно очевидно, что многие из них должны были у его современников ассоциироваться с алхимией. Дело в том, что Босх был ревностным католиком и не мог принять главного тезиса алхимиков: «Что внизу, то и наверху», — концепцию, согласно которой часть божественного света присутствует в каждом творении Господа. Отсюда было совсем недалеко до признания наличия божественного света и в Сатане, что предполагало его спасение в конце времен.
Именно поэтому в глазах Босха алхимики были закоренелыми еретиками. В средней части триптиха помещаются две сюжетные группы: «Черная месса» и «Бегство в Египет», полностью составленные из алхимических символов. Антоний находится в центре первой, невозмутимо взирая на все, что происходит вокруг него. Во второй использован любимый алхимиками библейский сюжет, поскольку считалось, что алхимическое искусство пришло из Египта. Босх явно приложил все усилия, чтобы показать зрителям, сколь далеко зашли алхимики в своей еретической интерпретации Священного Писания.

«Черная месса»







«Бегство в Египет»






Источник: Журнал "Вокруг Света"

@темы: #возвышенное, #ART, #средневековье

13:27 

they stay down deep


слева направо: Экберт, Кардинал, Люция, Вёрджил, Олаф, Саломея

@темы: #Salome, #Olaff, #Luzia, #Ekbert, #BJD, #August, #Virgil, #персонажи

11:03 

they stay down deep
Сегодня идти в церковь. С одной стороны, я очень рада, что у меня есть место, которое я люблю, и в которое мне радостно приходить снова и снова. Вот только, иногда на дела духовные остается так мало времени, учитывая те планы, которые я сама перед собой поставила. А читать книгу по истории искусств, прямо на мессе, сидя на последнем ряду, чтотокактофу, не так ли? Да и просто неуважительно по отношению к самому себе, и к Богу. Зато, каждый раз открывая Святую Книгу, становится лучше не душе, и понимаешь, что этот день не был потерян. Вот только, если проповедь начинается в 14:00 и месса длится до 17:00, то я верно не успею забрать некоторые вещи, из магазина и расширенный курс польского языка с почты. вот блин.

21:42 

they stay down deep
Как отличалось средневековое понимание времени от современного:

«Что есть время?» — спрашивал себя Августин Блаженный и признавался: «Пока никто меня об этом не спрашивает, я понимаю, нисколько не затрудняюсь, но как скоро хочу дать ответ об этом, я становлюсь совершенно в тупик». Что же говорить о простом средневековом крестьянине или ремесленнике, который вообще не мыслил абстракциями и для которого время было неразрывно связано с оппозициями дня и ночи, лета и зимы? Циклическое время, доставшееся Средним векам от античности, существовало в неразрывной связи с «временем церкви», а после появления на городских ратушах часов постепенно начало сменяться «временем купцов» (термин Жака Ле Гоффа). Праздники религиозного календаря воспринимались как прорыв в вечность, в мир, где нет времени и где не действуют временные и причинно-следственные связи (характерная для средневековья скульптура — святая Анна, держащая на руках двух детей, Христа и деву Марию), поэтому в праздники зазорным считалось выполнение домашней работы, уборки и так далее. В XX веке Михаил Бахтин ввел в литературоведение термин «хронотоп» («времяпространство»), чтобы подчеркнуть неразрывность этих двух категорий. Цикличное представление о времени крестьян во многом было обусловлено пространством, в котором они обитали и работали, на становление восприятия времени купцами безусловно повлияло развитие городов, приходящееся на XIII веке. Средневековый человек мерил расстояние временем, за которое он его пройдет.

Насколько подробно и достоверно мы знаем Средневековье, особенно его раннюю часть:

На самом деле, о Средневековье мы знаем пусть и не всё, но очень многое. Во-первых, в нашем распоряжении широкий круг неписьменных источников (археологических, изобразительных, природно-географических), которые позволяют достаточно хорошо представить материальную жизнь людей Средневековья (пищу, одежду, жилище). Во-вторых, данные средневековых письменных источников самого разного типа, а их сохранились десятки тысяч, позволяют не только существенно дополнить наши знания о перечисленных выше сферах, но и достаточно детально представить себе организацию общества и власти, особенности религиозной и культурной жизни и так далее. Речь идет о памятниках законодательства, документах, исторических сочинениях, мемуарах и других текстах вплоть до надписей на стенах домов или на самых разных предметах: оружии, церковной утвари, посуде. Однако следует понимать, что абсолютно всего мы не знаем и никогда не будем знать ни о каком историческом периоде, включая современность. Кроме того, каждая новая эпоха в истории человечества ставит и новые вопросы к прошлому, заставляет в той или иной степени пересмотреть ранее утвердившиеся оценки. И Средневековье здесь не является исключением.

@темы: #средневековье

22:51 

they stay down deep


Завтра тяжелый день. Утром нужно идти в больницу, на обследование. Не то, чтобы я чувствовала себя плохо, скорее, наоборот. Это немного странно, и немного пугает меня. Уже две недели, я кашляю кровью, и в целом, чувствую, что сосуды сильно ослабли. Всё же, как бы я не пыталась обойти врачей стороной, приходится постоянно отдавать себя в их руки. Иногда возникает такое чувство, будто я сдаю кровь через каждые две-три недели, хотя, это отнюдь не так. Только иногда, болит то место, на сгибе сустава, где обычно забирают кровь. Наверное, теперь нужно сказать о хорошем: ну что ж, в ближайшее время я планирую перекрасить Кардинала, надеюсь, в этот раз получится лучше, чем в предыдущий. Опыт с акрилом на Олафе был весьма неплох и в целом, мне понравилось. Хотя, конечно, есть недочеты. В иделе, мне бы хотелось найти более тонкие кисти, для этой работы, так как вышипывать волоски из теми, которые сегодня в обиходе я не хочу и побаиваюсь... испортить кисть. Ведь найти хорошую синтетическую кись мастью 000 достаточно тяжело. Нужно будет зайти на днях в один маленький художественный магазин, может быть, у них есть что-то, для такой тонкой работы. Ещё, там очень милая пожилая женщина-продавец, которая, похоже, меня знает. Поэтому, приходить туда мне куда приятнее, чем в большой хобби-гипермаркет, где вещей так много, что в них теряешься, а нужных так и не можешь найти. Затем, нужно будет перетянуть Олафа (BeYours Amber-boy), но вот только я не уверена, что у меня получится сделать это самостоятельно, поэтому, нужно будет обратится с просьбой к своей доброй знакомой, если конечно, она не занята. Ещё, Mutter подарила мне книгу по искусстве и красоте в Средневековой эстетике. Книга просто восхитительна. Наверное, чтобы всё запомнить, придется прочитать её несколько раз, как и любые научные размышления, но меня это отнюдь не пугает. Я бы очень хотела, что бы всё хорошо закончилось, чтобы исполнились мои мечты, и то, что для меня действительно важно. Порой, мои мысли бывают глупы и думаю я о всяких мелочах, например, о том, что написано выше. Иногда же, я погружаюсь в такие темные глубины собственной личности и сознания, что кажется, будто я полностью растворяюсь в этом бесконечном потоке причинно-следственных связей.

@музыка: тишина

@темы: show must go on

21:18 

they stay down deep


Пишет Ли Шеннон Кристи:

Это чистый восторг и праздник для глаз))

Оригинал взят у в Rohit Bal -The Mulmul Masquerade
Попалась вчера подборка фотографий с модного показа индийского модельера из Нью-Дели - Rohit Bal.

Летом этого года на Индийской неделе свадебной моды - 2013 он представил коллекцию 'The Mulmul Masquerade'. В ней сочетаются "елизаветинские" воротники XVI века и традиционные приёмы украшения свадебной индийской одежды. Мне много очень понравилось. Во всяком случае, как попытка соединить Восток и Запад. Даже и не знаю, какое платье мне понравилось больше других. Еще пока думаю. А как вам такое?

Название коллекции можно перевести как " Муслиновый маскарад" . Да, безусловно- это маскарад. И не сразу понятно: это индианки играют в европеек, или наоборот.



Далее будет довольно большая подборка фото. Кому мало, по ссылке есть еще.

www.delhistyleblog.com/2013/07/rohit-bal-india-...







@темы: #fashion

18:47 

they stay down deep
«Самый лучший охотник — тот, который имеет личные счеты с жертвой».




Ганнибал: гораздо ароматнее и вкуснее чем выращенные в неволе. я считаю форель ницшеанской рыбой. их дикое существование особо отражается во вкусе и аромате.


отметая иудео-христианские идеи божественности и провозглашая: «Бог умер", Ганнибал вторит Ницше, утверждавшему, что происхождение человека восходит не к "духу" или "божественности", но "к животным" [Антихрист, 14]. Люди "больны" духовностью, стали слишком цивилизованными, отечественными и ручными. Единственное лекарство от этой медленной смерти - воскресить свою дикую звериную натуру, стать живым, поглощая жизнь. Взгляды Ганнибала на жизнь, смерть, искусство и природу наполнены духом ницшеанства. по Ницше, Ганнибал воплощает собой "сверхъестественный двойственный характер" природы: парадоксальные и паразитические отношения между жесткими репрессивными структурами «человечности» и безудержного аморального насилия "звериной природы". Снова и снова Ницше выступает против демонизации звериной природы, подчеркивая близость человечества со "злыми", хищными существами, такими как змеи, звери и хищные птицы - теми, которых Заратустра называет нашим "внутренним зверем" [Заратустра 4, "О науке "]. эти жестокие хищники, пожирающие чужие жизни, поистине живы. Ницше утверждает, что люди должны позволить этому "скрытому ядру", чтобы "восвобождаться время от времени", позволять животному внутри нас вырваться наружу и вернуться к дикой природе" [Генеалогия I: 11].

Ганнибал: мы примем этот опыт и он нас изменит. с этой точки зрения, мы все - ницшеанские рыбы.

Уилл: это делает нас вкуснее.


Ганнибал доводит ницшеанство, с его потребительским отношением к жизни его до его логического предела: он ест жизни которые он отнимает, поглощает их и становится сильнее. шутка Уилла, основыванная на той нестабильности, которая которая всегда царит за обеденным столом Ганнибала ("все из людей", даже если это не так), показывает глубокое понимание Уилла того, насколько страшен Ганнибал на самом деле: он "съел" почти каждого врага, который стоял на его пути; и он, возможно, еще съест Уилла и Джека.


Ганнибал не просто хищник - он венец пищевой цепочки, устрашающий, хитрый и беспощадный.


Для Лектера, помешанного эстета, raison d’etre заключается в том, чтобы "придать стиль" своей личности, в ницшеанском смысле. Его поглощенность прекрасным отражает этот конструктивный процесс. Через переоценку добродетели, он создает из себя фигуру, в которой такие полярные качества, как "добро" и "зло" трансформируются и реинтегруются. Этот процесс позволяет ему выйти за пределы общепринятых этических норм, а не противостоять им. в отличие от героя-бунтаря, чей героизм основывается на противостоянии коррумпированному социальному порядку, но исключительно в рамках морали, Ницшеанский злодей выходит за эти рамки, трансформируя главенствующую систему ценностей. Если подойти к проблеме насилия с ницшеанской точки зрения, то жестокость представляет собой компенсацию человечеству за ущерб, нанесенный обесценивающей жизнь и волю к жизни иудео-христианской моралью. Это напоминание о тех, других системах ценностей, которые предшествовали христианству и все еще оказывают остаточное (очень мощное) влияние. одним из наиболее важных вкладов Ницше в философию морали является его стремление историзировать этические принципы, которые в противном случае находились под угрозой рассмотрения в качестве универсальных или "вечных". Проявления жестокости Ганнибала являются возвращением подавленной божественности: убийство как умышленное низвержение Я другого человека в самой жестокой форме. жестокость Ганнибала носит дохристианский характер, возвращает нас к этике древнего мира. каннибализм имеет иную подоплеку - не человек, который поедает своего бога (католик, причащающийся "кровью и плотью" Христа), но Бог, который пожирает низшие существа (Кронос, съедавший своих детей).

@темы: #Hannibal

19:37 

they stay down deep
Дулебов постарался успокоиться. Сказал потише:
— Да ведь это возмутительная порнография!
— А что вы называете порнографиею? — спросил Триродов.
— А уж вы не знаете? — с насмешливою улыбкою отвечал Дулебов.
— Я-то знаю, — сказал Триродов. — По моему разумению, всякий блуд словесный, всякое искажение и уродование прекрасной истины в угоду низким инстинктам человека-зверя — вот что такое порнография. Ваша казенная трижды проклятая школа — вот истинный образец порнографии.

________________________________________________

Ф.К. Сологуб

@темы: классик говорит

23:05 

they stay down deep
19:51 

they stay down deep
13.02.2015 в 12:29
Курва! Срочно отдай мне свой гроб, корону и чашу для причастия. А вообще, меня прёт с этого чувака. То есть с его "будуара". А сам Дракула мне не нравится, какой-то стремно слащавый, и похожий на бабу, а не на Влада Цепеша.. Нет, ну често. Совсем не тру. Фу такими быть. Я не верю, что этот пидорг 80-ого уровня способен "воруй-убивай, на колья сажай". А вот антураж и подача офигенны. Насчет же самих Ringdoll... мне никогда не нравились их куклы. Сами молды стремные, и похожие друг на друга чуть более, чем полностью. Ну, разве что мне понравилась волчая бошка. Я хотела её Кардиналу, типа его истинную порочную сущность показать. Но чтотокакто курс доллара заставил меня отказаться от этой идеи. Зато, оформление кукол и сама игра с такими известными персонажами, как Франкенштейн, Джек Потрошитель, тема с Оборотнями и Инквизицией... это же золотая жила, чуваки. Гроб я конечно не куплю, ибо нафиг мне сдался, да и я мне самому хочется куклогроб замутить. А вот венец и потир мне нравкииии.

Пишет Suhmat:

[Ringdoll] Dracula
Ringdoll анонсировал Дракулу. Валашский госпадарь будет въезжать к гостеприимным хозяевам со своим гробом.

+5

UPD Обещают в течении сегодня добавить на сайт

Прямо сейчас известно: продаваться будет с 14 февраля по 14 мая. Когда закончится лимитированная версия будут продавать как базовую куклу. Состав фулсета: head(RGM25)+offical makeup+RGM body-3+eyes(Re-40+Re-41)+wigs(Rwigs60-47)+outfit(Rc70-46)+rot96 (видимо это гроб)

Те кто сделают заказ с 14 февраля по 16 марта получат в подарок кубок и доллстенд по 19$ каждый.
Те кто сделают заказ с 16 марта по 10 апреля получат в подарок доллстенд за 19$
Гроб будет продаваться отдельно, но он тоже лимитный
С 15 по 28 февраля они празднуют, так что наберитесь терпения



+5

А вот тут короткое, но шибающее по мозгам видео.


URL записи


@темы: #BJD

11:08 

they stay down deep




Основное противостояние в сериале разворачивается между сатанинской фигурой (Ганнибал) и мессианской фигурой (Уилл).


Сатана - пожиратель человеческих душ, но он часто изображается и людоедом. наиболее известный пример - "Божественная комедия", где Люцифер с тремя головами пожирает грешников. Ганнибал соблазняет, испытывает и искушает. он часто дискутирует с Уиллом на тему божественной природы, говоря, в частности, что Богу нравится убивать. он и сам пытается занять божественное место: например, глядя сверху на человеческую мозаику, созданную, чтобы поймать взгляд Бога. кадры напоминают средневековые изображения Бога, глядящего вниз на человечество. стихия Ганнибала - огонь. как и Сатана, он поджаривает людей на огне и использует огонь для убийства. он "выращивает" энцефалит и безумие Уилла, заставляя его мозг пылать.



теперь о Уилле. в первом сезоне он предстает очевидным протагонистом. он обладает уникальным даром эмпатии (по сути, сострадания), позволяющим ему понимать даже самых извращенных преступников (но не сочувствовать их преступлениям). он исцеляет "прокаженную" Джорджию Мэдхен, касаясь ее и говоря ей, что она жива. его окружают своеобразные апостолы и святые - Мэттью-Матфей Браун, вешающий и распинающий предателя-Ганнибала (в Евангелии от Матфея описано самоубийство Иуды Искариота), Питер Бернардоне (Пьетро Бернардоне - имя святого Франциска Ассизского, небесного покровителя зврей и птиц), Джек Кроуфорд (которому Ганнибал советует не отрекаться от Уилла в третий раз, как Петр отрекся от Христа).



Уилл ассоциируется с водой. в первом эпизоде мы видим его в душе. он рыбак, как и апостолы. в его галлюцинациях часто присутствуют потоки воды, волны, потоп, тающие ледники. в фантазиях он отправляется на рыбалку и стоит по колено в воде. вода символизирует очищение и крещение, рыба - христианство. Ганнибал, кстати, едва не погибает в бассейне (но Мэттью опрометчиво пытается принести его в жертву, чем оскверняет распятие. оставь он Ганнибала в бассейне, тот бы просто утонул).



к концу первого - началу второго сезона Уилла предают (Ганнибал), от него отрекаются (Кроуфорд и другие) и судят. интересно, что в него верят женщины: Беделия и Беверли. женщины были первыми свидетельницами воскрешения Христа. Беделия и вовсе спасается верой в Уилла. она оставляет Ганнибалу склянку духов, что может быть метафрой святого духа, спасшего ее, или святой воды.

однако во втором сезоне поведение Уилла кардинально меняется. Ганнибал искушает его (что свидетельствует о двойственной природе Уилла, как и в христианстве искушение Христа Сатаной считается одним из доказательств человеческой части Христа), причем Уилл находится в своего рода пустыне, так как не может никому полностью довериться. на протяжении всего сезона мы не знаем, поборет он искушение или нет. в конце Ганнибал предлагает ему последнюю возможность избежать жертвы: уйти вместе, вместе владеть миром. в заключительной серии Уилл все-таки отказывается, что приводит к цепи смертей и побегу Ганнибала.



Фуллер, показывая уходящего Ганнибала и равнодушное небо с безмятежно плывущими облаками, заявляет таким финалом, что Бога нет или Ему все равно.

@темы: #Hannibal

Testamet in black

главная