17:01 

Blumenkranz
they stay down deep


 photo file1_zpsfnoxcvgb.gif  photo file2_zpsfevkinky.gif

D I G E S T I V O

"in my imagination you're waiting lying on your side"


«Одиночество укрепляет меня; без него я как без еды и воды. Я не горжусь своим одиночеством, но я завишу от него».



Гравитационное поле разума достаточно массивного способно искажать время и пространство подобно тому, как искажает его тяжесть черной дыры. Коридоры во дворце памяти приведут тебя к друзьям, оставленным за океаном, и если побродить немного по обширным залам разума, можно встретить девочку, умершую много лет назад.
Воображение Ганнибала так же безгранично, как и воображение Уилла. Реальность для него относительна, время и пространство готовы подчиниться тому, чей внутренний мир перевесит их обоих. Если твой дворец памяти достаточно обширен, в нем найдется место для всего, и однажды твоя внутренняя вселенная станет больше, весомее и реальнее настоящей. Время обратится вспять, затянутое в изнанку реальности под тяжестью твоего желания, твоего я. Хронику жизни промотает назад, и чашка соберется вновь.

До тех пор, пока есть комнаты во дворце памяти Ганнибала, смежные с дворцом Уилла, пока каждый из них существует в мыслях другого - они остаются вместе. Миша, Эбигейл, Чио - никто не покидает Ганнибала на самом деле. Все они здесь, рассажены по комнаткам, как хрупкие птички по клеткам.
Уилл единственный человек в жизни Ганнибала, способный к такому же (или даже большему) интеллектуальному созиданию. Их связь пролегает на уровне разума, они интеллектуальные сиамские близнецы, двухголовая химера, слитая воедино. Они нужны друг другу как воздух. Ганнибал готов смириться с ненавистью, преследованием, попытками ранить, попытками убить, но равнодушие - это вакуум и смерть. Форма связи не имеет значения, до тех пор, пока она существует. Разрыв убьет их обоих, и Ганнибал не хочет умирать.

На протяжении всех шести предшествующих эпизодов Ганнибал узнавал, насколько пуста его жизнь без Уилла. Если бы он съел Уилла, тот стал бы его частью, как Миша стала когда-то. Но теперь, когда он пообещал спасти Уилла - о, ирония! - теперь он не может его съесть. Им остается лишь вращаться на орбитах друг друга - их единственный способ существования. Ганнибал готов запереть себе в клетку, чтобы сделать Уилла своим надзирателем.

 photo file3_zpsxmk1syh4.gif  photo file4_zpsu9gxpdcm.gif


В то время как Ганнибал осознавал, насколько велико значение Уилла в его жизни, Уилл пытался узнать и понять Ганнибала. Для этого он отправился в опасное путешествие в прошлое Ганнибала: по маякам и символам, разбросанным Лектером, Уилл воссоздает ту часть разума Ганнибала, которая прежде была сокрыта от него. Для Уилла, жизнь делится на до и после Ганнибала, но Ганнибала точки отсчета не существует - все размыто и неопределенно. Ганнибал стремится назад, в прошлое, к моменту до падения чашки, до точки невозврата. Ганнибал хочет обернуть время вспять и растянуть эти болезненные темные моменты его жизни в вечности.

Но Уилл - к середине третьего сезона для него это пройденный этап. Уилл пришел к концепции принятия. Он больше не пытается склеить чашку, он готов отпускать вещи. Ганнибал снова пытается заманить Уилла в ловушку иллюзорной надежды, сломанной магии разума, и, таким образом, оставить его в своей жизни. Но Уилл достиг той точки, на которой он просто хочет остановиться.

Он прошел через сущий ад. Он дважды терял Эбигейл, был предан и разорвал связи со всеми своими близкими, его пытались убить множество раз - снова и снова и снова - медленно и мучительно. И хуже всего то, что Уилл становится человеком, которым Ганнибал хочет его видеть - тем, кем он сам никогда не хотел быть.

Уилл скучает по своим собакам.
Невозможно переоценить значение этой фразы и кадр с пустыми кроватками в его маленьком доме. Как проницательно заметила Алана во втором сезоне, собаки всегда олицетворили самую светлую часть Уилла, все лучшее и чистое в нем. Ганнибал, как ржавчина разьедающий все на своем пути, извратил и исказил этот образ так же, как и самого Уилла - скармливая собакам человеческое мясо и лицо Мейсона Вергера. Он просил Уилла оставить их в Mizumono - и в конечном итоге Уилл действительно оставляет их, пускаясь на поиски Ганнибала.
Дом Уилла холодный и пустой, как будто хрустальный, заполненный мглой, и вспышками ледяного света. Здесь больше нет собак, только Ганнибал. Там, куда приходит доктор Лектер, свет меркнет.
После всех этих боли и страха и страданий, после засасывающей тьмы бездны, Уилл хочет только вернуть их назад.

Уилл скучает по ним.


Уилл скучает по себе.


Джек Кроуфорд всегда видел в Уилле маленькую фарфоровую чашечку, только для специальных гостей, - чашечку, которую он разбил. Но Уилл никогда не был фарфоровой чашечкой - и Уилл никогда не был сломан. Уилл - мангуст, защищающий дом от змей. Он так долго преследовал кобру, что ушел слишком далеко от дома, в опасные ночи тропических лесов, в мир хищных зверей и птиц. Он одичал, отрастил броню и когти, ранил кобру и был ранен ею много раз. Он забрался в самое сердце диких тропиков - и вдруг очнулся, поняв, как далеко позади осталось то, что он хотел защитить.

Охота закончилась. Уилл Грэм возвращается домой.


 photo file5_zpsscblbjlh.gif  photo file6_zpszxexu8wk.gif

@темы: #Hannibal

URL
   

Testamet in black

главная